Мой регион:
Войти через:

Интервью со Светланой Петровной Песониной

Интервью со Светланой Петровной Песониной
28.10.2016


Светлана Петровна Песонина - доктор медицинских наук, профессор кафедры физиотерапии и медицинской реабилитации СЗГМУ им. И.И.Мечникова,член правления терапевтического общества им. С.П.Боткина г. Санкт-Петербурга, вице-президент общественной организации «Российское гомеопатическое общество», президент Санкт-Петербургской общественной организации «Гомеопатическая ассоциация», директор Центра гомеопатии Санкт-Петербурга, врач-терапевт высшей квалификационной категории.

 Светлана Петровна, почему Вы стали гомеопатом?

Когда я работала участковым терапевтом, некоторые пациенты рассказывали об успешном применении «горошинок». Потом начали болеть мои дети, и мне понадобилось начать пробовать использовать гомеопатию. Я убедилась в ее эффективности и заинтересовалась уже всерьез. Еще одной важной причиной стало то, что мне в терапевтической практике не нравилось исполнять «роль диспетчера», а хотелось заниматься лечением пациентов, в гомеопатии я увидела поле для работы и истинной реализации себя как врача. К 1978 году я уже кое-что знала о гомеопатии, но уйти из районной поликлиники в гомеопатическую, да ещё в платную поликлинику, было непросто, я с трудом уволилась из поликлиники, но комитет по здравоохранению не дал разрешения на переход. Пришлось вернуться в свою поликлинику. Но уже через полгода мне поступило предложение из гомеопатической поликлиники - выйти на должность врача-гериатра. Было еще одно условие, а именно то, что обучать гомеопатии меня никто не будет. Учиться пришлось самостоятельно, практически с первого дня мне записывали пациентов, которые пришли за помощью именно гомеопатической. Одним словом, трудностей было много.

В 1980 году меня направили на курсы повышения квалификации по гериатрии в Киев, в Институт геронтологии и гериатрии, единственный в СССР. Параллельно я факультативно знакомилась с киевской гомеопатической школой, регулярно посещала библиотеку; книги по гомеопатии приходилось заказывать за несколько дней, без выноса из читального зала. Конспектировала и заучивала патогенезы наизусть (Гранникова, Шаретт). Очень мне помогали записи других врачей – гомеопатов.
До 1990 года в Ленинграде существовала одна гомеопатическая поликлиника и три аптеки. В то время действовал приказ министра здравоохранения о запрете лечить гомеопатией пациентов с инфекционными, венерическими, онкологическими и психическими заболеваниями.

Так я пришла в гомеопатию и с 1979-го года в полном объеме занимаюсь именно гомеопатией - и ни одного дня не жалею. Потому, что гомеопатия позволяет реализовываться врачу в полном объёме, дает возможность подробно изучить пациента, уделить внимания столько, сколько нужно для работы врача.

 За почти 40-летнюю практику Вы столкнулись с «потолком» в гомеопатии? Есть состояния и диагнозы, при которых гомеопатическая терапия бесполезна?

Это очень интересный и острый вопрос. Сначала я сомневалась: подстраховывалась, назначала аллопатию параллельно. Меня очень сильно интересовал опыт зарубежных коллег. И вот в 1989 представилась возможность по приглашению мексиканского гомеопата вступить в Международную Гомеопатическую Лигу.

Советские врачи были приглашены на конгресс Международной Гомеопатической Лиги, который проходил в Барселоне (Испания) в 1990 году. Благодаря усилиям доктора педиатра Владимира Григорьевича Глаза, группа врачей из 10 человек из нашей страны впервые более чем за 50 лет посетила конгресс Международной Гомеопатической Лиги.  Пятеро коллег из Москвы, трое из Риги и двое из Ленинграда. Нас очень интересовало положение гомеопатии в мире, механизм действия гомеопатических препаратов. Затем, примерно лет пять я ездила в разные страны и продолжала узнавать, какова там гомеопатия? Но уже после первой поездки я поняла, что российская гомеопатическая школа вполне соответствует международному уровню. Выяснилась одна важная вещь: патогенезы, мы, российские гомеопаты, знаем не хуже, чем наши зарубежные коллеги.

Какое-то время я пребывала в эйфории, думая, что гомеопатия может все, пока не получила лекарственное обострение у пациента с ревматоидным артритом. Периодически сталкивалась с недостаточной эффективностью при некоторых тяжелых патологиях, и после этого стала осторожнее. Для меня границы возможностей метода – это до сих пор открытый и крайне актуальный вопрос.

Гомеопатия - это образ жизни, это образ мыслей; книги по гомеопатии, журналы всегда со мной, в течение всей жизни учишься не только читать, но и глубже вникать в суть прочитанного. Я часто перечитываю статьи, изданные 25 лет назад, и вижу, что у многих авторов есть идеи, интуиция. Убеждаюсь со временем все больше, что профессиональная интуиция не подводит. Но самое для меня интересное при чтении статей, книг – это повод и вопросы для дискуссии, иногда же - с удовольствием соглашаешься, если мнения совпадают.

Есть ли в Вашей клинической практике опыт ведения беременности? Гомеопатическое сопровождение беременности и родов в России – это пока недостижимая мечта?

Мы назначаем беременным гомеопатические лекарственные средства, и это всегда огромная ответственность. Из-за этой ответственности мало кто берется за ведение беременности и за сопровождение в родах. Я разделяю мнение, что первые 12 недель беременности желательно максимально воздерживаться от каких-либо терапевтических вмешательств. Что касается родов, то в Санкт-Петербурге в этой сфере практикуют некоторые врачи.

Расскажите, пожалуйста, что лично Вы считаете необходимым для профессионального развития гомеопата? Что может делать практикующий гомеопат для продвижения гомеопатического метода в России?

После 12-ти лет лечебной практики в гомеопатической поликлинике я ушла в 1990-м году из поликлиники, из-за того, что там ничего не делалось ни для развития метода, ни для развития в методе. Появилась возможность поехать повысить квалификацию по гомеопатии в Австрию, в город Баден - Баден, вблизи Вены, и я, конечно, воспользовалась этим предложением. Европейская школа мне близка по духу. Обучение построено в форме четырёх интенсивных циклов по 8 дней: сначала изучение патогенезов и основных принципов гомеопатии (Материи Медика), затем - продолжение изучения патогенезов, третий курс - изучение гомеопатической конституции, конституциональный подход в выборе гомеопатического препарата, четвёртый курс - изучение миазмов. Все циклы сопровождаются клиническими разборами. Клинические разборы проводил профессор Матиес Дорчи.

Подобную модель в последующем мы взяли за основу. С 1990 года мы начали проводить платное обучение врачей в вечернее время по гомеопатии на базе первой кафедры терапии ГИДУВа (Государственный институт для усовершенствования врачей). В 1990 году на базе гомеопатической поликлиники была создана Ленинградская гомеопатическая ассоциация. На протяжении 26-ти лет я являюсь Президентом Ленинградской (затем с 1999 года Санкт-Петербургской) Гомеопатической Ассоциации. Цель ассоциации: содействие развитию и популяризации гомеопатии. Несмотря на очень большую занятость и огромный объём организационной работы я продолжаю практиковать как терапевт, использующий метод гомеопатии.

Три года назад Вам дали звание «Лучший терапевт города». Как Вам удается совмещать приемы пациентов с Вашей работой в образовательной и общественной сфере?

При желании можно найти баланс между практикой и общественной работой. Благодаря тому, что нас поддерживал главный терапевт Ленинграда, профессор кафедры 1 терапии ГИДУВа (Государственный институт для усовершенствования врачей) Анатолий Александрович Крылов, и при его содействии мы провели первую конференцию на базе ГИДУВа в 1990 году, и с того времени регулярно ежегодно проводим конференции с международным участием. Цель конференций: привлечь внимание к гомеопатии врачей, научных сотрудников, провизоров и других, всех, кому интересно всё новое. Для реализации целей и задач, которые мы ставили перед собой, в 1991 году нами был организован Центр гомеопатии, куда врачи могли прийти работать, используя новые знания, по своей специальности. Помимо лечебной работы (консультации пациентов 2-3 раза в неделю), занимаюсь преподавательской и научной деятельностью, а также общественной работой.

В 1991 вышла наша книга «Введение в гомеопатию», написанная совместно с д-ром А.А.Крыловым. Это сейчас мы уже понимаем, как нужно преподавать, а поначалу учились, как правильно доносить информацию. Я считаю, что мы тогда приняли правильное решение, сделав ставку на введение в суть гомеопатического метода врачей, это способствовало популяризации гомеопатии в медицинских кругах. К нам на курс приходили многие главврачи различных лечебных учреждений, и было понятно, что сами они не будут практиковать – но они ознакомились с гомеопатией и открыли в нее дорогу другим врачам. Нас часто приглашают выступать на различных медицинских конференциях, где мы проводим симпозиумы, выступаем с докладами.

Журнал «Гомеопатия и фитотерапия» издается регулярно с 1993 года. Он окупается?

Журнал, прежде всего, рассчитан на публикацию статей членов Санкт-Петербургской ассоциации, друзей ассоциации, практикующих врачей и исследователей. В последние годы чаще стали публиковаться статьи наших зарубежных коллег. Вот уже 25 лет журнал выпускается регулярно два раза в год. Нам очень приятно, что журнал «Гомеопатия и фитотерапия» востребован и с удовольствием читается нашими коллегами. Не секрет, что общественная организация живёт за счёт взносов её членов. Конечно, взносы не окупают практически ничего, тем более, что регулярно взносы платят не более 30-40% членов ассоциации.
Публикации материалов конференции, и статей бесплатны для авторов. Один из крупных проектов, который нам удалось реализовать - это работа над историей гомеопатии в России, она проводилась в течение 11 лет большим коллективом врачей, и по итогам этой работы в 2004 году была издана книга "История гомеопатии в России". Второй крупный проект - издание 10 томов "Материя медика" К.Геринга впервые на русском языке. Этот проект совпал с очередным финансовым кризисом, что помешало нам реализовать издание за короткий срок, но в целом мы справились. Такие проекты носят для нас в первую очередь гуманитарный характер.

Как сложилось, что Вы, ко всему прочему, занялись наукой?

С 1990 года мы проводили на регулярной основе обучение на базе ГИДУВа, а преподавание гомеопатии должно сопровождаться клинической практикой и научной деятельностью. Это требование высшей школы. Такая работа совпала с моими желаниями. Очень трудно найти было руководителей научной работы, так как профессора очень осторожно относились к нашим предложениям. Но постепенно, благодаря большой просветительской работе, в первую очередь, среди врачей, преподавателей, нам удалось находить тех ученых, которые не побоялись с нами работать. Среди учёных хочется отметить профессоров Крылова Анатолия Александровича, Федосеева Глеба Борисовича, Микиртичан Галину Львовну, Александрову Валентину Александровну.

Научная работа очень важна в нашей деятельности, в результате мы медленно, но решаем маленькие задачи и постепенно завоёвываем свое место в медицинской практике. Защита любой диссертации на темы, связанные с гомеопатией, расширяет наши терапевтические возможности, укрепляет наши позиции в медицинском сообществе. Очень важной задачей в нашей работе также является - быть в курсе всего нового, не только в гомеопатии, но и в академической медицине. Медицина всегда идёт впереди многих наук, поэтому мы должны следить за всем новым в медицине. Мы регулярно посещаем заседания научных обществ, а так же конференции, не только гомеопатические, но и терапевтические, педиатрические и др. Нас радует, что многие учёные заговорили о гомеопатии по-другому: «Наконец, есть метод, который безопасен и ничего не блокирует». Врачи, работающие в районных поликлиниках и стационарах нередко направляют к нам пациентов. Удивляет, когда даже онкологи посылают к нам своих пациентов на долечивание.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о гомеопатии, так называемой, Санкт-Петербургской школы? Существуют ли какие-то характерные особенности у Санкт-Петербургской гомеопатии?

В настоящее время все особенности стерлись. 25 лет назад любимые потенции в нашем городе были сотенные (3С, 6С), редко назначались препараты 12С, 30С и более высокие потенции. Самое важное в гомеопатии – выбрать препарат. Знание медицины и психологии помогает подобрать правильное лекарственное средство. Важно умение увидеть пациента целиком - выбрать те 4-5 симптомов, которые встречаются именно у данного пациента и характеризуют его индивидуальность.

Как Вы считаете правильным строить обучение классической гомеопатии? Какое место в процессе обучения занимает «Органон», надо ли с него начинать обучение?

Мы построили обучение на уровне дискуссий, так как обучение врачей - это не тоже самое что обучение студентов. Врачи имеют свой клинический опыт, поэтому мы также постоянно чему-то учимся у наших слушателей-врачей. Что касается «Органона» - вопрос не простой. Он настолько глубок, что очень труден для изучении. Для его понимания важен не только опыт работы в гомеопатии, но и знания и опыт работы в медицине. Сначала его понимаешь примерно на 5%, через каждые 2-3 года практики вернитесь к нему – и ощутите его глубину. Это очень большая, трудная и интересная работа - изучать «Органон». В нем кроются ответы на очень важные вопросы. Ганеман и сегодня является очень современным врачом; индивидуальный подход к каждому пациенту, опрос, обследование, наблюдение за пациентом, знания медицинской науки, знание патогенезов гомеопатических препаратов, клинический опыт, человеческие качества врача - важные моменты в нашей работе

Расскажите про своих детей, они тоже пошли в медицину и науку?

У меня две дочери, и обе они защитили кандидатские диссертации по гомеопатии. Одна дочь живет во Франции и работает аллергологом, гомеопатом, вторая дочь - аллерголог, терапевт, гомеопат, живет и работает в Санкт-Петербурге. Обе состоялись как врачи, преподаватели, научные работники и, что не менее важно – как мамы. У них также дочери.

Ставший уже традиционным вопрос – какое у Вас отношение к прививкам?

Это очень сложный вопрос. Я считаю, что прививки от гриппа и гепатита делать не надо; прививки от полиомиелита, дифтерии и столбняка, наверное, могут быть оправданы, но их лучше делать, по индивидуальному графику, и как советует Дидье Гранжорж, не раньше 18-го месяца жизни ребёнка. Гораздо интереснее и перспективнее для нас, как гомеопатов, было бы исследовать тему потенцированных прививок.

 Благодарим Вас, Светлана Петровна, за интересное и содержательное интервью и желаем успехов на Вашем ярком и важном поприще.




Ольга Маркова    Москва, 2016.