Мой регион:
Войти через:

Интервью с Валерием Кузьмичем Дмитриевым, генеральным директором издательства "Гомеопатическая медицина"

Интервью с Валерием Кузьмичем Дмитриевым, генеральным директором издательства "Гомеопатическая медицина"
28.02.2016

− Валерий Кузьмич, как Вы пришли в гомеопатию?
− Как ни странно, но случайность и закономерность подчас оказываются рядом. Еще в ординатуре я проникся идеей холизма в медицине. Два года стажировался в Китае по классической акупунктуре и традиционной китайской медицине. Моя научная, лечебная и преподавательская работа были непосредственно связаны с интегративной медициной. В начале девяностых мы с коллегами организовали медицинский центр, где занимались лечебной и образовательной деятельностью (фитотерапия, акупунктура, мануальная терапия, Фолль). До гомеопатии тогда дело, правда, не дошло... Приход в гомеопатию состоялся позже и скорее был закономерным, а не случайным событием. Хотя, признаюсь, сомнения в отношении гомеопатии были (число Авогадро, неясность реализации эффектов лечения и т. д.)

− Пока мы далеко не ушли от темы акупунктуры − возможно ли сочетанное применение ее и гомеопатии?
− Эффект гомеопатии и чжень-цзю терапии реализуется через одни и те же системы, участвующие в ауторегуляции. Механизмы воздействия, надо полагать, разные. Но разве это что-то меняет?
Вопрос скорее в целесообразности сочетанного (одновременного) применения. Понять, что именно оказало позитивное воздействие будет сложно. А ведь на повторном гомеопатическом приеме врачу надо принять решение − оставлять ли назначенное средство, повышать ли потенцию, пересматривать ли случай. Думаю, что вопрос о сочетанном применении акупунктуры и гомеопатии надо оставлять на усмотрение лечащего врача. Противопоказания для сочетанного применения − чистая мифология.

− Вы ведь начали работу в гомеопатии с издательских дел?
− Абсолютно верно. И здесь действительно присутствовал тот самый элемент случайности, упомянутый Вами в начале беседы. Это было во многом интуитивное решение. Несколько позже я понял, что через издательские проекты можно выйти на полноценную образовательную деятельность (что, честно говоря, было мне гораздо ближе, чем малознакомая издательская стезя). Проще говоря, без книг по гомеопатическому лекарствоведению, реперториев в гомеопатии делать нечего − ни работать, ни обучать нельзя. В середине 90−х гомеопатический книжный рынок был практически пуст.

− А как давно существует издательство «Гомеопатическая Медицина»?
− В декабре этого года отметим 20−летний юбилей.

− Серьезный срок. Но кроме издательской работы Вы также активно вовлечены и в образовательный процесс в области гомеопатии?
− Безусловно. Я руководитель всех наших образовательных проектов. Вторая наша организация называется «Международный центр обучения классической гомеопатии «Гомеопатическая Медицина» (ген. директор Дмитриева В.С.).

− То есть, Вы с супругой работаете совместно над обоими проектами − издательским и образовательным?
− Да, это так. Мы разделили обязанности по обоим проектам. Виктория Станиславовна полноценный участник как образовательного, так и издательского процесса. Приведу один пример. Самая трудная книга для издания − реперторий (перевод, редактура, допечатная подготовка). Для подготовки реперториев Дж. Т. Кента и Богера−Беннингаузена было создано десять компьютерных программ. Но автоматизация рабочего процесса не исключает редакторской работы. Основная нагрузка упала на научных редакторов (Яновский О.Г, Королева Н.А. − «Реперторий Дж. Т. Кента», Агринский О.В. − «Реперторий Богера−Беннингаузена») и редактора (Дмитриева В.С.). Я же до поры, до времени прохаживался в «белых перчатках» и задавал один и тот же вопрос: «Ну, как там у вас?» Мне, конечно, тоже досталось, но уже на завершающем этапе работы.

− Вы проводите международные семинары. По каким критериям Вы отбираете лекторов?
− Критерии? Компетентность, опыт работы, умение излагать материал, актуальность темы и т. п. С 2000 года мы провели более 60 международных семинаров. Откровенных неудач с выбором лекторов я что-то не припомню. Каждый из приглашенных лекторов внес какую-то лепту в наше образование. В выборе тем семинаров мы, конечно, учитываем определенные пристрастия наших слушателей, подстраиваемся под их интересы.
Сейчас мы чаще всего приглашаем Аджита Кулкарни (Индия) и Эрика ван Вунсела (Бельгия). С Аджитом мы знакомы давно. Дважды в год он приезжает в Москву. Несколько лет назад группа наших врачей, около 50 человек, выезжала на учебу к проф. Кулкарни в его родной город Сатару. Безусловно, он один из самых талантливых гомеопатов Индии. Это оценка не только наших врачей, но и его индийских коллег! С Эриком мы познакомились относительно недавно. Ценю его за взвешенность оценок, педантичность, высочайшую компетентность.
А так... Ну разве можно забыть семинары Элизы Тиммерман, Франса Вермюллена, Антона ван Рейна, Рассела Малькольма, Филиппа Бейли, Джереми Шерра и многих−многих других специалистов.

− А отечественные специалисты проводят у Вас мастер−классы, семинары?
− Конечно. И.В. Тираспольский, С.А. Мельников, С.Г. Денисовская, А.В.Мартенс, Л.Г.Осокина − опытные, талантливые врачи-гомеопаты, обладающие преподавательским даром.

− Вернусь к гомеопатической литературе. Как Вы относитесь к классическим и современным авторам? Какую Маteria Medica Вы считаете самой полной, удачной, достоверной?
− Самая полная и достоверная еще, видимо, не написана. Задавая этот вопрос, Вы, наверное, имеете в виду споры сторонников классической литературы и приверженцев современных авторов. В этом споре все неоднозначно. Сторонники классических текстов будут непременно педалировать тезис «возврата к истокам». Апологеты современной гомеопатической литературы будут возражать им, выдвигая в качестве аргументов «недостаточное количество испытаний и небрежный отбор добровольцев для прувингов» в XIX веке. В ответ они услышат о компилятивности современных Materia Medica и т. д. Сейчас начался процесс очищения книг старых авторов от симптомов, не подтвержденных практикой. Гомеопатическое лекарствоведение дополняется симптомами из новейших испытаний, выполненных на большом количестве здоровых добровольцев. В качестве примера такой очищенной Materia Medica могу привести книгу И.П. Таркаса и А.К. Кулкарни «Избранная Materia Medica». Таркас посвятил этой теме 50 лет жизни. Такой же работой много лет занят Франс Вермюллен (Голландия), в этом направлении работал К.С. Бханья (Индия) и др. современные исследователи.

−Как можно оценить уровень подготовки наших врачей−гомеопатов? Какие стандарты используются при обучении?
− О каких стандартах мы говорим? Стандартах обучения чему? Классической гомеопатии? Комплексной гомеопатии? Методу Шанкарана? Схолтена? Поскольку мы занимаемся классической гомеопатией, то и говорить будем о ней. Где эти стандарты? Нет их! Четверть века мы изобретаем велосипед. Есть ли такие стандарты обучения в Европе? Есть. И стандарты есть, и система обучения отработана − от нулевого до профессионального уровня. Но мы не можем перенять (по крайней мере, в полном объеме) их стандарты и систему обучения. Почему? Давайте кратко.
Юридически оформленного статуса гомеопатии у нас в стране нет. Может ли при таком юридическом вакууме полноценно работать гомеопатическая ассоциация? Я имею в виду работать так, как работают национальные гомеопатические ассоциации в Европе.
Кто должен внедрять стандарты обучения? Гомеопатическая ассоциация. Так она же не работает! Значит мы (центры обучения) сами выбираем себе такие стандарты обучения, которые вписываются в наше понимание образовательного процесса в области гомеопатии. Такая вольница порождает хаос. Не приходится ожидать качественного «продукта» на выходе образовательного процесса. Еще один важный момент должны учитывать организаторы гомеопатической службы.
Во всем мире (в том числе в Европе) существует система квалификационных уровней. Подготовка профессионального гомеопата состоит из двух этапов − начального и продвинутого. В Великобритании (Лондонский Факультет) начальный квалификационный уровень называется LFHom (лицензированный ассоциированный член Факультета). Врач, получивший такую квалификацию, продолжает работать на своем рабочем месте, сочетая аллопатическое и гомеопатическое лечение.

− Какой курс обучения проходит врач в таком случае?
− Приблизительно тот же, что и наши врачи для получения гос. диплома (216 часов).

− Странная какая-то картина вырисовывается. Мы должны подготовить профессионального гомеопата, чтобы он мог в полном объеме оказывать гомеопатическую помощь населению, а Вы предлагаете разделить обучение на какие-то этапы. То есть что получается? На первом этапе гомеопат получает не вполне качественное образование? Может, стоит увеличить время обучения и выпускать готового профессионала?
− Вы очень правильно ставите вопрос. Это логично. Приблизительно так же рассуждал и я полтора десятка лет назад.
Начнем с того, что слушатели, получающие начальный квалификационный уровень − первичную специализацию − должны уметь на практике применять принципы гомеопатии, хорошо знать 50−60 крупных лекарств, уметь извлекать нужную для гомеопатического анализа информацию. В общем, врач должен хорошо понимать весь алгоритм назначения гомеопатического средства. Важно научить его работать со справочниками. Так что речь не идет о каком-то эрзац-образовании по формуле «взлет − посадка».
Еще раз подчеркну − речь должна идти о качественном образовании!
Что мы видим в реальной жизни? После учебы лишь незначительная часть слушателей выбирает путь профессионального гомеопата. А большая часть тех, кто учился, использует гомеопатию исключительно как дополнительный метод лечения. Что же получается − мы их плохо учили? Не заинтересовали методом гомеопатического лечения? Ничего подобного! Мы добились положительного результата − врачи стали работать в интегративной медицине.
Статистика, которую я сейчас озвучил, фиксируется в любой стране (кроме Индии, где есть система гомеопатических колледжей с 4−5 летним профессиональным образованием. Это особая система. При всем желании мы не сможем внедрить ее в жизнь).

− Хорошо, с первым этапом обучения разобрались. Как врач становится профессионалом?
− Эта система двухэтапного образования в гомеопатии давно принята Европой и признана единственно правильной. Формирование профессионального гомеопата растягивается на годы. В Великобритании (Факультет Гомеопатии) претендент на получение самой высокой квалификации MFHom (действительный член Факультета) допускается до серии экзаменов не ранее, чем через три года после получения начальной квалификации (LFHom). Экзамены сложные, проходят в течение года! Эти три года соискатель работает с использованием метода, занимается самообразованием, учится по программе MFHom-уровня. Путь тернистый.

− И все-таки непонятно. Разве нельзя добиться нужного результата, удлинив срок обучения?
− Все очень просто. Вы подписали слушателя на 2−3 года обучения − от нуля до «заоблачных высот» знания метода. Сможет ли слушатель в течение этих 2−3 лет реально работать в гомеопатии? Почему «да»? У него ведь еще нет диплома! Родные, знакомые? Маловато будет. И еще − вряд ли слушатель начнет самостоятельную работу в первый год обучения. Таким образом, врач еще не работает, а на него все сваливается и сваливается информационная лавина. В конце концов он не знает, что со всем этим делать. В результате на выходе − стресс, психологические барьеры. Информационный поток на начальном этапе обучения должен быть искусственно ограничен. Мы не можем на курсе первичной специализации дать ему всю гомеопатию! Такие попытки принесут только вред. Не должно быть ничего лишнего, факультативного. Наша задача − как можно быстрее вывести его на практику. Началась практика − появились вопросы. Новые вопросы, а не те, которые слушатель задавал даже в конце обучения. Вот тут-то самое время помогать врачу решать эти вопросы. Это и есть начало продвинутого обучения в области гомеопатии.

− Проводите ли Вы продвинутое обучение в том виде, как это принято в Европе?
− Нет, не проводим. Для того, чтобы это делать, надо менять всю систему гомеопатического обслуживания населения (и гомеопатического образования как части этой системы). Ввести указом стандарты обучения и квалификационные уровни? Все тут же превратится в профанацию! Сейчас Вам никто не назовет количество работающих врачей-гомеопатов у нас в стране. Мы даже количество не знаем! А должен быть введен строгий учет практикующих врачей-гомеопатов с фиксацией их квалификационной категории, разработана система юридической и административной ответственности, правил, ограничений, рамок компетенции. В Великобритании этим занимается Британская гомеопатическая ассоциация, а Факультет гомеопатии проводит экзамены, контролируя уровень квалификации гомеопатов. Эти организации работают в тесной связи.
А мы работаем в другой системе. Для получения государственного диплома по гомеопатии нужно пройти курс не менее 216 часов. Фактически для получения начального гомеопатического образования, если оно правильно организовано, столько и надо. Но, получив диплом и став дипломированным специалистом, врач теряет мотивацию к дальнейшему обучению. А зачем дальше учиться, диплом-то есть. Но мы-то хотим взрастить настоящего профессионала.

− И как быть, что делать?
− Растягивать обучение по времени, максимально приближать его к практике. Что же еще мы можем сделать?
В нашем обучающем центре мы предлагаем врачам две основные образовательные модели. Одна ориентирована на врачей, которые изначально будут использовать гомеопатические средства как дополнительное лечение или применять их время от времени. Эта модель обучения вписывается в 320−330 часов обучения (дистантная + очная часть). Если у врачей уровень притязаний выше (таких обычно треть группы), то они продолжают обучение по второй модели, включающей также дистантный и очный этапы (12−15 месяцев, 1400 тестовых заданий, десятки клинических задач). В результате такой врач приближается (по крайней мере, процентов на 70−80) к квалификационному уровню MFHom, о котором мы говорили.
Наша задача состоит в том, чтобы подготовить врача к реальной практике, где он столкнется со сложными клиническими ситуациями, а не к сдаче какого-то экзамена на «высшую гомеопатическую категорию» (которой у нас не существует де-факто).

− В чем все-таки суть этого этапа обучения?
− Мы исходим из принципа «от теории к практике». Практический тренинг начинается в дистантной части второй модели (программа «Модули»). Слушателю предстоит не только глубоко освоить теорию гомеопатии (в том числе патогенезы лекарств), но и разобрать буквально «по косточкам» 89 клинических случаев. Шаг за шагом, под руководством преподавателя, он учится работе со справочниками («Репертории» Кента и Богера−Беннингаузена, Materia Medica), осваивая весь алгоритм назначения лекарства. На очной части второй модели − «Специальном цикле. Версия 2» − продолжается начатая работа. Очень интересный цикл − полный интерактив, работа с живыми и бумажными случаями, игровая форма обучения.

− И все-таки, каков общий уровень отечественных врачей−гомеопатов?
− Я стараюсь избегать обобщений, но «средняя температура по больнице» крайне низкая. Знаю много хороших российских гомеопатов как минимум европейского уровня. Но все же средний уровень низкий. Очень хорошо описал эту ситуацию один гомеопат, слушатель одного нашего семинара. «Хожу я тут, пальцы растопырив, и млею от своей крутизны. Поехал в Европу на гомеопатическую конференцию. А там все такие крутые − весь зал. И грустно мне стало за нас».
Еще раз − обобщать нельзя. Это будет несправедливо по отношению к квалифицированным врачам-гомеопатам, которые у нас, конечно, есть.

− Я смотрела Вашу брошюру «Программы обучения» и не обнаружила в рекомендуемом списке литературы «Органон» Ганемана. Что это значит? Вы отрицаете наследие Ганемана?
− Как можно заниматься классической гомеопатией, отрицая ее основы? Все философские вопросы гомеопатии излагаются в концептуальных трудах Ганемана, Кента. Не так давно, просматривая лекционный день по миазматике, прочитанный тремя нашими преподавателями на разных потоках, я насчитал более сорока цитат (параграфы «Органона», фрагменты «Хронических болезней»). Так что ни о каком игнорировании этих работ речи не идет!
Да и в самой «Программе обучения» в разделе «V этап обучения» Вы увидите: Проработайте «Органон» и «Хронические болезни». Мы очень даже заостряем внимание на этой теме во время учебы на «Специальном цикле». Знание первоисточников очень важно, но проработка «Органона» и «Хронических болезней» требует времени, и мы оставляем это на потом. На первичке нам важнее понимание принципов гомеопатии, их практическое приложение.

− Как вы считаете, насколько жесткими являются постулаты классической гомеопатии? Возможны ли какие-то отклонения от них?
− К сожалению, в гомеопатии много степеней свободы. А. Кулкарни как-то сказал: «Возьмите 10 тысяч гомеопатов, и Вы увидите, что все они работают по-разному». Добавлю от себя − не исключаю, что все они классики. Чтобы было понятно − задайте классическим гомеопатам один и тот же вопрос: «Дайте определение принципу гомеопатии "единственное лекарство"». Сразу говорю Вам правильный ответ − это назначение единственного лекарства в единственный момент времени. Отлично. А чередовать лекарства можно? А комплементарное лекарство можно? А трио препаратов по кругу можно? А почему нельзя? Ведь С. Ганеман все это перепробовал (из статьи Д. Литтла).
Мне не очень нравится, когда навязываются со ссылкой на «Органон» вещи весьма спорные. Ну, например, то, что нужно давать столько-то крупинок на прием. Делаете по-другому − значит, Вы остановились на уровне 4−го «Органона» и имя Вам − идиот.
Иногда Ганеманом просто прикрываются. Человек несет всякую чушь, зато через предложение упоминает имя Учителя.

− Почему врачи-аллопаты часто с недоверием относятся к гомеопатии?
− А почему они должны относиться к ней непременно с доверием? Врачи конвенциональной медицины знают, что такое дозозависимый эффект и не совсем понимают, что такое энергоинформационное воздействие гомеопатического средства. Они с недоверием относятся к тонким энергиям, считают гомеопатию сектой. Врачи-гомеопаты должны грамотно аргументировать свою позицию, а не отвечать «сам дурак».
Например, когда коллеги относят результаты лечения гомеопатией к плацебо-эффекту, расскажите про первичное обострение и симптомы прувинга (истинный плацебо-эффект всегда имеет положительный вектор и очень ограничен по времени), очень полезна будет ссылка на двойные слепые контролируемые исследования в гомеопатии. Может, подействует...


Интервью Ольги Новожоновой

Москва, 2015