Мой регион:
Войти через:

тест

02.01.2017

Эликсир из каши

Для своего опыта Ганеман растворил две унции (около 60 граммов) сухого «bisulphas kalicus» в двух унциях горячей воды и прибавил полученный раствор к двум унциям свежеприготовленной и ещё не остывшей гашёной извести. Перемешав образовавшуюся густую смесь (в его терминологии – «магму»), он поместил её в небольшую стеклянную колбу, которую накрыл так называемым шлемом – луковицеобразным (обычно металлическим) раструбом с отводной трубкой. Для уплотнения стыков между горлом колбы и шлемом использовалась внутренняя выстилка свиного мочевого пузыря. Открытый конец отводной трубки свободно входил внутрь другой ёмкости (приёмника), наполовину погружённой в холодную воду. Содержимое колбы нагревалось подкладываемыми под неё раскалёнными углями, а все летучие продукты реакции, пройдя по трубке, конденсировались в охлаждаемом водой приёмнике. По своей сути эта конструкция представляла собой довольно примитивный перегонный аппарат (алембик). Но с её помощью Ганеману удалось собрать достаточное количество «прозрачного, как вода» дистиллята, который, по его утверждению, содержал ту самую «едкую субстанцию» и был описан Ганеманом как «вещество с запахом едкокалийного щёлока, вызывающее вяжущий привкус у корня языка и сильнейшее жжение в горле, замерзающее при более низкой температуре, чем вода и значительно ускоряющее загнивание внесённых в него животных тканей». Испытав полученный дистиллят хлоридом бария BaCl2 и оксалатом аммония (NH4)2C2O4, он не обнаружил «никаких следов серной кислоты» (а значит, и сульфатов) и «никаких следов извести» (то есть, никаких соединений кальция). По-видимому, Ганеман не испытал этот раствор на содержание калия и аммиака NH3 (или аммония NH4 +), чем дал повод для обширных спекуляций относительно истинного состава полученного им препарата, который в последствие стал широко известен в гомеопатии под названием Causticum Hahnemanni.

 

Немного химии

В современном начертании и при том важном условии, что все участвующие в ней реагенты имели химическую чистоту, реакция, которую осуществил Ганеман, выглядела бы следующим образом: Ca(OH)2 + 2KHSO4 → CaSO4 + K2SO4 + 2H2O↑ (1).

А по причине того, что гашёной извести Ганеман брал почти в пять раз больше, чем того требовалось по стехиометрическому соотношению, процесс должен был осложняться равновесной реакцией между нею и образующимся в процессе нейтрализации сульфатом калия:

Ca(OH)2 + K2SO4 ⇄ CaSO4 + 2KOH (2).

Кроме того, при очень сильном нагревании (550°C и выше) сам гидроксид кальция мог диссоциировать на оксид и воду:

Ca(OH)2 ⇄ CaO + H2O↑ (3),

что постепенно привело бы к сильному смещению равновесия реакции (2) влево. Теоретически такая высокая температура реакционной смеси могла быть достигнута вблизи днища колбы, подогреваемой снизу горящими углями, но едва ли могла распространиться на весь её объём. Но, как бы то ни было, все фигуранты этого процесса, за исключением воды, даже в довольно сильном жару оставались веществами нелетучими. А это значит, что после установления термодинамического равновесия реакционная масса должна была представлять собой смесь соответствующих оксидов, гидроксидов и сульфатов, а вся вода (как взятая для растворения гидросульфата калия, так и образовавшаяся в процессе реакции) должна была превратиться в пар и вместе с потерявшей свою плотноматериальную опору «едкой субстанцией» без каких-либо примесей сконденсироваться в охлаждаемом приёмнике, образовав целевой продукт, чего, собственно, и добивался Ганеман.


2   F2

SO42-