Мой регион:
Ваш регион - ?
Да Нет
Войти через:

Современный взгляд на гомеопатию – научность, эффективность и проблемы.

Современный взгляд на гомеопатию – научность, эффективность и проблемы.
14.02.2017

На сегодняшний день мировое научное сообщество не сформировало однозначного отношения к гомеопатии, так как это лечебное направление, во-первых, использует лекарственные средства, не содержащие молекул исходного вещества, а во-вторых, не сумело доказать свою эффективность в классических для современной фармакологии клинических испытаниях.
Несмотря на то, что главный вопрос гомеопатии – наличие материального субстрата в малых (до 10-12 М) или в сверхмалых (меньше 10-12 М) дозах – должен быть адресован физикам, гомеопатия исторически примыкает к медицине, поэтому и современные исследования гомеопатических препаратов проводились преимущественно биологами. За последние тридцать лет появился ряд публикаций о биологических эффектах препаратов, содержащих малые или сверхмалые концентрации исходного вещества, на клеточном и молекулярном уровне (Davenas E. et al., 1988; Sainte-Laudy J. et al., 1991; Бурлакова Е.Б., 1994; Молочкина Е.М. и соавт., 2003; Бурлакова Е.Б. и соавт, 2003).

Было показано, что биологическое действие малых доз наблюдалось даже в тех случаях, когда физиологические (фоновые) концентрации были выше, чем концентрации исследуемых препаратов. Более того, были выявлены некоторые особенности данных средств, например, сложный полимодальный характер зависимости эффекта препаратов в высоких разведениях от «дозы» (степени разведения); «расслоение» свойств биологически активных веществ по мере уменьшения их концентрации (разные свойства вещества проявляются при разных его разведениях); их способность повышать чувствительность биологической системы к последующим воздействиям и т.д. (Бурлакова Е.Б. и соавт, 2003; Бурлакова Е.Б., 2007).
Было установлено, что биологическая активность препаратов в высоких разведениях зависит от растворителя: разведения, приготовленные с использованием полярных растворителей (например, воды) обладают активностью, в то время как разведения, приготовленные с использованием неполярных растворителей, активностью не обладают.

Сравнительно недавно установлена общая отличительная особенность высоких разведений – способность оказывать направленное модифицирующее действие на исходное вещество, лежащая в основе биологической активности малых доз. Модифицирующая активность была установлена в серии экспериментов с высокими разведениями различных лекарственных препаратов – преднизолона, галоперидола, циклофосфана, диклофенака, феназепама и других, которые усиливали основное фармакологическое действие соответствующего препарата и уменьшали его токсическое действие (Эпштейн О.И. и соавт., 2013; Воронина Т.А. и соавт., 2008; Амосова Е.Н. и соавт., 2002; Амосова Е.Н. и соавт., 2003; Эпштейн О.И. и соавт., 2009; Sakat S.S. et al., 2014; Петров В.И. и соавт., 2011; Эпштейн О.И. и соавт., 2003).

Модифицирующая активность высоких разведений является техногенной и зависит не от концентрации исходного вещества, а от условий приготовления. Показан физический характер природы активности высоких разведений в виде модификации различных процессов вне организма (скорость химических реакций, электропроводность, pH, поверхностное натяжение жидкостей и т.д.) (Петров С.И., Эпштейн О.И., 2003; Рыжкина И.С. и соавт., 2015).
Полученные данные позволили по-иному сформулировать основную проблему «малых доз»: она не в том, каким образом в отсутствии молекул в высоких разведениях сохраняется активность исходного вещества, а в том, каким образом в них появляется принципиально новая техногенная модифицирующая активность, которой не обладает ни одна из известных молекул. Другими словами, в высоких разведениях нет молекул, но нет и эффекта молекул исходного вещества.

Зародившаяся в 18 веке гомеопатия использует преимущественно препараты природного происхождения, не имеющих специфических биологических мишеней. С позиций современной иммунологии, в связи с тем, что гомеопатические препараты применяются индивидуально (в соответствии с принципом подобия) – их действие способно усилиться через механизмы индивидуальной чувствительности. Только в том случае, когда физиологический ответ на гомеопатический препарат трансформируется в атипичную гиперергическую реакцию, он способен оказать лечебное действие. Если в современной фармакологии делается все, чтобы минимизировать нежелательные индивидуальные реакции, в гомеопатии, использующей умозрительно малые дозы, усиление через механизмы гиперергии молекулярно-клеточных эффектов лекарственного препарата до уровня системного ответа – единственный способ добиться терапевтического эффекта. Вследствие казуального характера гомеопатия действительно не может быть по определению интегрирована в современную доказательную медицину, так как на обычной популяции статистически достоверно продемонстрировать эффективность гомеопатических препаратов невозможно. Поэтому в большинстве стран применение гомеопатии разрешено с ограничениями: она не может применяться при лечении тяжелых заболеваний в качестве монотерапии, включаться в стандарты лечения и.т.д.

Исторически сложившаяся клиническая апробация гомеопатических препаратов проводится на здоровых добровольцах путем описания индивидуальных реакций на исследуемый препарат, которые затем используются в качестве показаний для применения у больных. Кроме того, подобная клинической апробация позволяет выявлять фенотипические маркеры индивидуальной чувствительности, в соответствии с которыми и проводится индивидуализация терапии.
Таким образом, гомеопатия исторически является не лженаучным, а донаучным методом индивидуальной терапии, фенотипической коррекцией патологических состояний. Цель гомеопатической терапии – вызвать крайне позитивную целостную, системную защитную реакцию организма на гомеопатический препарат, способную оказать интегрирующее действие на организм, устранить дизрегуляторные нарушения
Цель применяемой в гомеопатиии технологической обработки в виде многократного уменьшения исходной концентрации – не уменьшить дозу до безопасной, а получить лекарственный препарат для индивидуальной терапии с принципиально новыми позитивными свойствами.

Литература:
1. Davenas E., Beauvais F., Amara J., Oberbaum M., Robinzon B., Miadonna B., Tedeschi A., Pomeranz B., Fortner P., Belon P., Sainte-Laudy J., Poitevin B., Benveniste J. Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against IgE // Nature. – 1988. – V. 333, № 6176. – P. 816 – 818.
2. Sainte-Laudy J., Sambucy J.L., Belon P. Biological activity of ultra low doses: 1/ effect of ultra low doses of histamine on human basophil degranulation triggered by D. Pteronyssinus extract. In Ultra low doses. Edited by C. Doutremepuich. Taylor & Francis, London, Washington, DC, 1991. – P. 127-138.
3. Бурлакова Е.Б. Эффект сверхмалых доз // Вестник РАН. – 1994. – Т.64, №5. – С. 425.
4. Молочкина Е.М., Озерова И.Б., Бурлакова Е.Б. Терапевтические и сверхмалые дозы феназепама: влияние на уровень продуктов ПОЛ и активность ацетилхолинэстеразы мембран головного мозга мышей in vitro // Бюллютель экспериментальной биологии и медицины. – 2003. – Прил. № 1. – С. 48–50.
5. Бурлакова Е.Б., Конрадова А.А., Мальцева Е.Л. Действие сверхмалых доз биологически активных веществ и низкоинтенсивных физических факторов // Химическая физика. – 2003. – Т.22, №2. – С.390-424.
6. Бурлакова Е.Б. Биоантиоксиданты // Российский Химический Журнал. – 2007. – Т. LI, № 1. – C.3-12.
7. Эпштейн О.И., Жавберт Е.С., Дугина Ю.Л., Пронина А.В., Зуева Е.П., Амосова Е.Н., Крылова С.Г., Разина Т.Г. Экспериментальное исследование феномена бипатии на примере преднизолона // Вестник ВолгГМУ. – 2013. – №1(45). – С.34-36.
8. Воронина Т.А., Белопольская М.В., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А., Эпштейн О.И. Исследование бипатического эффекта галоперидола // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2008. – Т.145, №5. – С.558-560.
9. Амосова Е.Н., Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г., Шилова Н.В., Эпштейн О.И. Потенцированный циклофосфан: экспериментальное исследование действия на развитие опухолевого процесса и эффективность цитостатической терапии // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2003. – Прил.1. – С.16-19.
10. Амосова Е.Н., Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г., Шилова Н.В., Эпштейн О.И. Потенцированные антитела к циклофосфану: влияние на развитие опухолевого процесса и эффективность цитостатической терапии в эксперименте // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2002. – Прил.4. – С.61-63.
11. Эпштейн О.И., Дыгай А.М., Сергеева С.А., Жданов В.В., Хричкова Т.Ю., Ставрова Л.А., Зюзьков Г.Н., Удут Е.В., Симанина Е.В. Влияние препарата сверхмалых доз антител к циклофосфану на миелотоксичность циклофосфана в эксперименте // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2009. – Т.147, №3. – С.295-299.
12. Sakat S.S., Mani K., Demidchenko Y.O., Gorbunov E.A., Tarasov S.A., Mathur A., Epstein O.I. Release-Active Dilutions of Diclofenac Enhance Anti-inflammatory effect of Diclofenac in Carrageenan-Induced Rat Paw Edema Model // Inflammation. – 2014. – Vol.37, №1. – P.1-9
13. Петров В.И., Хейфец И.А., Бугаева Л.И., Лебедева С.А., Эпштейн О.И. Изучение феномена бипатии на примере острой токсичности диклофенака // XV Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». – М. – 11-15 апреля, 2011. – С.470.
14. Эпштейн О.И., Воронина Т.А., Молодавкин Г.М., Белопольская М.В., Хейфец И.А., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А. Исследование бипатического эффекта феназепама // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2007. – Т.144, №10. – С.417-419.
15. Петров С.И., Эпштейн О.И. Потенцированные растворы: влияние на сигнал ртути (II) в инверсионной вольтамперометрии // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2003. – Прил.1. – С.6-9.
16. Рыжкина И.С., Муртазина Л.И., Киселева Ю.В., Коновалов А.И. Самоорганизация и физико-химические свойства водных растворов антител к интерферону-гамма в сверхвысоком разведении // Доклады Академии наук. – 2015. – Т.462, №2. – С.185-189.


Экспертная группа Российского гомеопатического общества (РГО)